Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Ваши фотографии, клипы, отчёты, всё то, что связано с вашим увлечением Небом.

Модераторы: lt.ak, vova_k, piloterrr

владислав74
SAONовец со стажем
Сообщения: 891
Зарегистрирован: 23 фев 2009, 18:22
Член АОПА-Россия: Да
Откуда: ULAM

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение владислав74 » 11 мар 2010, 16:45

Был на Фарихе.Мемориальной доски нет и местные жители не припоминают куда делась.Вывески по поводу что Вы находитесь именно в этом населенном пункте тоже нет.
Контакты:Командир летного отряда-Образок Игорь Викторович 8(81853)91511,Зам.генерального по коммерческой деятельности-Гордо Георгий Алексеевич 8(81853)91505.Ответ на мой запрос получил,цена на 100LL слегка удивила.Цитирую:в виде исключения авиапредприятие может предоставить 1000 л. авиационного бензина AVGAS-100LL по цене 147,30 руб/кг с учетом НДС.
Вложения
ljr 001.jpg
Хочу летать к друзьям и иногда туда, где можно найти себя самого, чтобы никто не мешал, максимум, чтобы мешали те, кто дороги и хочется чтобы они мешали всегда.(с)

Аватара пользователя
LSA
Гуру
Сообщения: 1542
Зарегистрирован: 29 ноя 2007, 16:46
Член АОПА-Россия: Нет
Откуда: Москва
Контактная информация:

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение LSA » 15 июл 2011, 03:22

Оказывается деревне Фариха, как пункту присвоен телеграфный индекс гражданской авиации (условное обозначение) – УЛЕФ. См. "Сборник телеграфных индексов пунктов, эксплуатантов, предприятий, служб и должностных лиц ГА".

И ещё вот тоже наткнулся - в 2006 г. в журнале "Гажданская авиация" была опубликована большая статья о Фарихах-"старших" с фото: см. приложенный файл и текст этого очерка, который автор выложил на литературном портале Stihiya.org.

ТАНЕЦ ВОРОНА НА ТОНКОМ ЛЬДУ…
Ольга Жукова

Семейная история лётчика Ростислава Фариха полна роковых совпадений и настоящих приключений, а жизнь отца – известного полярника, подчас напоминала виденный им в 20-х годах ХХ века ритуальный чукотский «танец ворона, идущего по тонкому льду, который его не держит», символизирующий взлеты и падения человеческой судьбы…

Дом на Лубянке и школа босоножек.
Потомок выходцев из Германии Бруно Васильевич Фарих с женой Жанеттой Ивановной – чистокровной англичанкой, и тремя детьми перебрались в Москву из Питера в 90-х годах XIX века. Бруно Васильевич затевал крупное дело. Как председатель правления страхового общества «Россия» он выкупил у бывшего владельца Мосолова дома в северной части Лубянской площади. На этом месте он возвел новые четырех- и пятиэтажные здания, в которых разместил свою центральную контору.
Работа страхового общества пошла споро. В правлении числилось всего семь штатных сотрудников, но любой человек, застрахованный в «России», мог стать внештатным агентом и оформлять страховки другим. Так, страховая сеть общества «Россия» раскинулась по всей стране и приносила приличный доход всем ее участникам.
После Октябрьской революции страховое общество было закрыто, но его успешному председателю предложили возглавить Госстрах. Бруно Фарих совсем уж было согласился, да тут выяснилось, что предстоит ему набрать штат сотрудников около тысячи человек. Такая армия служащих-бюрократов Фариха испугала и он наотрез отказался.
Теперь кормилицей семьи, живущей в доме на Пречистинке, стала Жанетта Ивановна. По соседству иностранная танцовщица Айседора Дункан, известная тем, что выходила на сцену босиком, открыла танцевальную школу. Это заведение москвичи называли «школой босоножек», а ее хозяйка считала, что воспитанницы должны овладеть не только танцем, но и английским. Так, Жанетта Ивановна Фарих стала преподавательницей.
Страсть к технике в семье Фарих была, можно сказать наследственной. В начале 30-х годов, когда для миллионов советских людей наивысшим техническим достижением стал самодельный детекторный приемник, Бруно Васильевич, оказавшийся по собственной воле не у дел, сконструировал мощную радио-установку, занимающую целую стену в его комнате, но зато и «ловил» этот приемник даже Америку.
Его сын – Бруно Брунович до революции окончил Императорское инженерное училище (ныне – университет им. Н. Баумана) и всю свою жизнь связал с техникой. Но кроме этого был еще и прекрасным художником. Необычайно прозрачные акварели его работы до сих пор хранятся в семье Фарих.
А какой же русский (хоть и с немецкой фамилией) не любит быстрой езды? Еще до революции у Бруно Васильевича был собственный автомобиль – один из первых в Москве. И за его руль частенько садилась жена – Жанетта Ивановна.

Ворон расправляет крылья.
Неудивительно, что и другой сын – Фабио Брунович с младых ногтей потянулся к технике. Еще учась в гимназии делал он модели самолетов. Но революция на время отодвинула исполнение заветной мечты о небе. В Гражданскую Фабио Брунович – заместитель начальника санитарного поезда. На его плечах – снабжение раненых продовольствием, бельем и, конечно же, – контроль за техническим состоянием состава, его ремонт.
Ф.Б. Фарих не только справлялся с работой, но и успел обустроить личную жизнь. Его женой стала молоденькая медсестричка и купеческая дочка Женечка, оставившая отчий кров во имя спасения человеческих жизней, которые так обесценились в годы Гражданской.
Сын Ростислав, названный старинным русским именем по настоянию матери, родился в 1922-м, уже в Москве на Пречистенке. А неугомонный отец вновь устремился в водоворот кипящей жизни.
Способный механик, он становится частым и желанным гостем у авиаторов на Ходынском поле. Затем и сам заканчивает курсы «Добролета». Работает механиком на известном 22 авиазаводе в Филях, собирающем юнкерсы. Отправляется бортмехаником в Ташкент, затем возвращается в Москву.
С одинаковой ловкостью справляется с самолетом, автомобилем, мотоциклом. Конечно же, не обходится и без знаменательных курьезов. Однажды, в конце 20-х на одной из московских улиц произошла авария – столкнулись велосипедист и мотоциклист. В результате пострадала торговка парфюмерией – оказалась облита духами и обсыпана пудрой с головы до ног. Виновники ДТП познакомились в отделении милиции. Мотоциклистом оказался Фабио Фарих, а велосипедистом – Игорь Даксергоф – русский немец и смоленский помещик, после революции назначенный самим В.И. Лениным уполномоченным по Смоленской области. Позже, в книге «Над снегами», вышедшей в 1932 году, И. Даксергоф напишет: «Мы с Фарихом знакомы не года, а тысячи километров».
Работая на Севере Ф. Фарих вел дневник. А вернувшись в Москву, передал свои тетради, заляпанные машинным маслом, И. Даксергофу. Они и легли в основу книги о северных приключениях, которые начались для авиатехника Ф. Фариха с полетов в экипаже летчика М.Т. Слепнева. На гидросамолете фирмы «Юнкерс» они впервые прошли по маршруту Иркутск – Бодайбо – Якутск.

Ворон познает жизнь.
Стране требовалось в кратчайшие сроки освоить северный край, богатый золотом, алмазами, пушниной, рыбой, лесом. Наматывая сотни километров над всеми изгибами реки Лены и над непролазной тайгой, получал Фарих тот бесценный опыт работы в условиях Севера, что так пригодился ему позднее.
«Морозы доходят до 60о. Самолеты стоят на открытом воздухе. Вся мелкая работа с мотором должна производиться голыми руками без перчаток, потому что рукавицы превращают руки в никчемные культяпки. Пальцы от прикосновения к металлическим частям стынут и деревенеют. Чтобы дать жизнь мотору его приходится в течение двух часов прогревать паяльными лампами, самому все время быть на ветру, не смея ни на шаг отойти хотя бы к костру», – вспоминал Фабио Брунович. А ведь по летному уставу нельзя подходить к самолету ближе, чем на 50 м просто с зажженой сигаретой, не то что с паяльной лампой. Но, видно, Бог берег!
Именно на трассе Иркутск–Бодайбо–Якутск учился молодой авиатор налаживать не только технику, но и человеческие отношения. Всякого навидался!
Среди работяг с золотых приисков, ученых, членов правительства, местных старожилов, пришлось летчикам перевозить и иностранцев. В те годы границы были тоже несколько «прозрачны», как теперь принято говорить. Вот и ехали на наш Север искатели приключений и охотники за «длинным» долларом со всего мира.
Фарих вспоминал, как после полета один разодетый в пух и прах англичанин, экипированный биноклем, «Кодаком» и походной аптечкой, отслюнявил пилоту Демченко стопку долларовых купюр: «Хороший полет требует хорошего вознаграждения». Лишь две фразы на хорошем английском языке бросил в ответ наш летчик, и… империалист в изумлении спрятал деньги.
А другой иностранец все выспрашивал пилотов куда лучше бить медведя – под левую лопатку или в правое ухо, сколько Госторг дает за шкуру одного медведя и сколько за нескольких сразу. За время полета бизнесмен буквально вывел летчиков из себя. Вылезая из самолета, он похлопал машину по крылу и сказал: «Штука полезная…. Я думаю, не выгоднее ли мне будет зафрахтовать сразу весь самолет для перевозки медвежьих шкур?» На что острый на язык, но обычно сдержанный Фабио Брунович заметил: «Будет лучше, если вы сейчас же зафрахтуете для себя карету скорой помощи…»
Но необходимость серьезного освоения богатств Севера в самом деле понимали все. А это невозможно сделать без помощи авиаторов. Чтобы установить связь с золотым прииском, затерянным среди топей и носящим красноречивое название – Незаметный, туда правлением общества «Добролет» был отправлен экипаж Слепнева–Фариха на самолете «СССР–177».
Пилоты не только установили воздушное сообщение, но и разбросали агитационные листовки, текст которых оказался пророческим: «Храните этот документ, как залог нашей пролетарской признательности, с твердой уверенностью, что пролетарии Алдана не пожалеют средств и сил, чтобы редкий гость – самолет стал повседневным нашим средством передвижения».
После алданской экспедиции довелось Фабио Бруновичу в 1929 году поучаствовать в спасении пассажиров и экипажа парохода «Ставрополь», совершавшего рейс из Колымы во Владивосток с грузом пушнины и мамонтовых клыков и оказавшегося затертым льдами. Положение осложнялось тем, что на борту корабля были тяжело больные члены команды, женщины и дети.
Попутно надо было помочь и американской шхуне «Нанук», принадлежащей бизнесмену Свенсону и также оказавшейся в ледовых тисках. Свенсон промышлял скупкой пушнины у жителей Чукотки и перепродажей мехов с аукциона, проходящего на Аляске.
Оба судна оказались впаянными в лед в одной миле от мыса Северный (ныне – мыс Шмидта). Тогда еще никто не предполагал, что станет эта операция спасения предтечей знаменитой челюскинской эпопеи 1934 года. Но только вот шума вокруг «Ставрополя» было куда меньше и участников рискованного дела сделать героями никто не догадался.
Лететь к «Ставрополю» авиаторы должны были от бухты Провидения, но туда их самолеты были доставлены в разобранном виде. Вначале – по железной дороге, затем – по морю, на ледорезе «Литке».

Провидение в судьбе ворона.
Но Север всегда вносит в планы людей свои коррективы. Мороз, пурга, ветер, многочисленные неполадки крылатой техники и, наконец, полярная ночь задержали летчиков в бухте Провидения на целую зиму. Так уж видно было угодно… Провидению!
В конце зимовки авиаторы получили телеграмму с Большой земли. Им предписывалось не только спасти «Ставрополь» и «Нанук», но и разыскать американский самолет, так и не добравшийся к американской шхуне. Оказалось, бизнесмен Свенсон не хотел терпеть колоссальные убытки. Чтобы не платить в двойном размере матросам, он решил вывести их в Америку да и доставить туда же ценную пушнину, которую срочно надо было сбыть на аукционе. Для всего этого он нанял американских летчиков, среди которых оказался знаменитый полярник Бен Эйельсон, первым перелетевший через Северный полюс по трассе Аляска–Шпицберген и получивший за это переходящий приз «за исключительные полеты». Так вот, именно самолет прославленного летчика Эйельсона и его бортмеханика Борланда был обнаружен разбитым в пятидесяти милях от мыса Северного, но летчиков близ него не было.
Не один день пришлось нашим авиаторам и полярникам со «Ставрополя», под руководством М.Т. Слепнева, проводить раскопки в снегу, плотном как мел. Ночевали вначале в кабине самолета, потом сделали некое подобие палатки. По ночам спасателям подчас казалось, что вокруг их жилища кто-то ходит, постанывает. Снег? Ветер? Или…
…Их нашли на девятый день, 13 февраля, когда у большинства полярников были уже серьезные обморожения лица и рук. Из-под снега вдруг показались ноги, обутые в торбазы. Оказалось – Борланд. Чуть позже был найден и Эйельсон. Лица их были вморожены в глыбы льда. Страшные находки поместили в кабину самолета, но покинуть скорбное место трагедии летчикам удалось лишь через восемь дней.
Правительство США попросило М. Слепнева и Ф. Фариха сопровождать тела погибших американцев на родину. И они приняли приглашение.
На Аляске их встречали как национальных героев, подчас одаривая оригинальными и памятными подарками. Так в городке Тэллор вручили им желтый лоскут полотна – частицу оболочки дирижабля Амундсена «Италия». На реликвии были подписи мэра города и пассажиров дирижабля. Преподнес советским авиаторам мэр Тэллора и символические аршинные ключи от города на бархатной подушечке. Американские коммунисты г. Нома передали красный флаг. Редчайшая фотография этого знамени сохранилась в Государственном архиве кинофотодокументов г. Красногорска. Глядя на нее понимаешь, что мечта о мировой революции по тем временам выглядела не так уж и абсурдно.
Такие подарки пилотов, разумеется, радовали. А вот американские дамы – просто поражали. Ф. Фарих вспоминал, что среди фоторепортеров, встречавших советский самолет, было очень много женщин. Одна из бойких журналисток огорошила авиатора вопросом: «Я очень внимательно смотрела в кабину, но нигде не увидела вашего русского самовара. Скажите, может быть, он спрятан под сиденьем?» Другая экзальтированная дамочка, зардевшись спросила: «Правда ли, что в СССР жен меняют каждые две недели, а браки скрепляют клятвой, положив руки на «Капитал» Карла Маркса?»
Но были и серьезные вопросы и просьбы. Отец пилота Эйельсона просил пилотов об одном: «Я хочу, чтобы на гроб моего сына вместе с канадскими и американскими флагами вы возложили флаг вашей страны». Просьба безутешного отца была удовлетворена. А наши пилоты вернулись на родину.

Ворон становится на крыло.
В 1930 г. Фабио Брунович Фарих впервые поднялся в небо уже ни как бортмеханик, а как командир самолета У–2. В 1932 г. летчик Ф.Б. Фарих и бортмеханик В.А. Шекунов на самолете К–5 впервые прошли по воздушной трассе Архангельск–Усть-Цильма–Архангельск. Ее протяженность составила 660 км. Затем, командир самолета «Сталь-2» Фарих служил в агитэскадрильи им. Максима Горького. Входил в легендарную МОГОН – московскую группу особого назначения при Главсевморпути.
А когда 13 февраля 1934 года затонул затертый льдами пароход «Челюскин», опытный полярный пилот Ф. Фарих должен был участвовать в спасении людей. Но… Двадцатичетырехлетний, амбициозный военный летчик Николай Каманин, переброшенный на Север с Дальнего Востока и назначенный командиром звена летчков-спасателей был раздосадован. У него лишь пять самолетов Р-5. Два из них надо отдать гражданским летчикам – В. Молокову и Ф. Фариху, а «свои» военные ребята остаются «безлошадными». Каманин принимает решение лететь всем звеном строем через море. Фарих не согласен. Резко указывает молодому командиру на невозможность такого перелета, на отсутствие у военных пилотов полярного опыта. Предлагает идти всем самолетам в одиночку, вдоль береговой линии, держа ее за ориентир. Каманина захлестывают эмоции и он отстраняет Фариха от полета, передает его машину молодому летчику своего звена. Результат плачевен. Из пяти самолетов к цели приходят лишь два, а на них – экипажи Н. Каманина и В. Молокова. Иным путем, через уже «знакомую» Америку прилетел к челюскинцам бывший командир Ф. Фариха – М. Слепнев.
Три этих летчика – Н. Каманин, В. Молоков, М. Слепнев, а также – А. Ляпидевский, И. Доронин, М. Водопьянов и С. Леваневский за участие в челюскинской эпопее получают ордена Ленина и впервые в истории – звание Героев Советского Союза.
Во время челюскинской эпопеи Ф. Фарих тоже не бездействует. Он налаживает связь с островом Врангеля – везет туда радиооборудование и радиста. Не сделай он этого, и его коллегам, будущим героям, пришлось бы во много раз сложнее вызволять людей из ледового плена. За выполнение этого задания Ф.Б. Фарих был награжден орденом Трудового Красного Знамени.
В 1937 году неугомонный Фарих вновь идет на рискованное предприятие – совершает трансатлантический перелет, протяженностью в 24 000 км. С 9 февраля по 10 июня на двухмоторном Н-120 (АНТ-4) он преодолевает маршрут: Москва–Свердловск–Красноярск–Иркутск–Якутск–мыс Шмидта–остров Врангеля– мыс Челюскина–остров Диксон–Амдерма–Архангельск–Москва. Имея ориентиром то железнодорожное полотно, то очертания береговой линии, он преодолел снегопады и туманы, морозы, болтанки и низкую облачность. Пролетел через район так называемого полюса холода, где морозы достигают – 60° С. Перелет длился 145 летных часов с 47 посадками.
На время полета газета «Вечерняя Москва» оформляет летчика спецкорром, и Фарих честно высылает в редакцию свои корреспонденции со всех точек пройденного маршрута.
И вот, он, наконец, возвращается. Программа выполнена на «все 100». Но… «фанфар и литавров» не будет: в Москве траур – умерла сестра В.И. Ленина. Естественно, пышной встречи не получилось. Но на груди пилота засверкал теперь еще и орден Ленина – высшая награда страны.
Для советских людей все пилоты были настоящими героями и почти небожителями. Куда бы они не прилетали, люди тут же обступали самолет, старались хотя бы дотронуться до чудесной крылатой машины, хоть две фразы сказать пилоту, и конечно же, ждали ответного слова. Вот и приходилось авиаторам осваивать не только летное дело, но и ораторское мастерство, а то и книги писать о своих полетах. Чтобы вся страна знала! Именно пилоты могли считаться тогда «публичными людьми». Всех интересовала их жизнь, все старались затащить авиаторов в гости. Летчики все понимали и сопротивлялись редко. Что поделаешь – «общественная работа». Но не всегда они бывали готовы к ее исполнению.
Было время, когда Фабио Фарих ежеутренне возил матрицы свежих газет из Москвы в тогдашнюю столицу Украины – Харьков. И вот, надо же было такому случиться – в полете пилота подвел желудок. Времени нет, но пришлось идти на вынужденную. Было это зимой, летчик одет очень тепло, а комбинезон с капюшоном делал его неуклюжим и неповоротливым. Только справился с одеждой, глядь, из ближайшей деревни народ бежит – в коем-то веке самолет можно своими руками потрогать! Пилот в этой ситуации к выступлению на стихийном митинге был не готов. Пришлось ему молниеносно впрыгнуть в кабину и взмыть в небо.
Наверное, местные жители были разочарованы, обнаружив на поляне то, что осталось от летчика, а в небе – лишь удалявшийся гул мотора. Да и пилоту пришлось не сладко – всю дорогу до Харькова его преследовал не самый изысканный аромат – улепетывать-то пришлось в большой спешке…
И все же комичного в летной судьбе пилота Фариха было куда меньше, чем героического. Так в 1937 г. он участвовал в поисках пропавшего самолета С. Леваневского, не увенчавшихся успехом. А в советско-финскую войну летал на бомбежку позиций противника. А еще он стал… миллионером! Но не потому что денег заработал много. В ту пору летчиков, налетавших 1 млн км награждали специальным значком.

В родовом гнезде.
Не удивительно, что супруга – Евгения Михайловна, уставшая ждать мужа из дальних странствий, приняла в штыки решение сына идти по стопам отца. Но Ростислав уже дневал и ночевал в аэроклубе Ленинградского района, что был близ Трёхгорки. Мать надавила на отца и он отправился к начальнику аэроклуба. Просить за сына, чтоб… отчислили. С авторитетом известного полярного летчика не поспоришь и Ростислава освободили от занятий, якобы за неуспеваемость в общеобразовательной школе. Но Фарих-младший перехитрил родителей. На следующий год вновь поступил в аэроклуб, но дома скрывал это. Первый самостоятельный полет пришелся на день его 18-летия – 12 мая 1940 года.
Ростислав окончил школу в июне 1941 г. В ночь с 21-го на 22-е июня все московские выпускники, по традиции гуляли по городу. А утром – война. Ростислав, как комсомольский секретарь был ответственным за отправку одноклассниц, сопровождающих младших школьников в деревню, подальше от возможных бомбежек.

Пора испытаний.
Справившись со школьными делами, вместе с отцом отправился Ростислав работать во фронтовые ремонтные мастерские (ФРМ) № 84 в подмосковных Химках. Как говорят пилоты, здесь доводили и облетывали новенькие Ли-2 (дугласы), которые по американской лицензии собирали уже в СССР.
Эвакуироваться семейство Фарих не хотело до последнего. Ведь у них была своя «эмка» и Фабио Брунович решил, что сам вывезет семью на восток, но только если гитлеровцы уже войдут в Москву с запада. А пока надо работать, надо приложить все силы, чтобы удержать столицу. Так в те дни думали и действовали десятки тысяч москвичей, но вряд ли кто из них пострадал за… веру в Победу.
Фашистов отбили от Москвы. Пилоты Фарих стали летчиками-испытателями авиа-ремонтного завода № 89, что на центральном аэродроме. Здесь они возвращали к жизни самолеты, уже побывавшие на фронте.
А потом Фабио Брунович с сыном сами отправились ближе к передовой. Как принято было писать в газетах: «выполнять особые задания по обеспечению фронтов новыми самолетами». «Анты», «илы», «тушки», «яки» и «поликарповы» проходили сотнями через их руки.
Но не всегда результат работы радовал. Самолеты подчас сходили с заводского конвейера «сырыми» – шероховатыми и плохо крашенными. Рабочие МАПа (министерства авиационной промышленности) прямо на передовой доводили их до кондиции и машины прибавляли в скорости 15–20 км, что очень важно в бою.
Ростислав Фабиович вспоминает: «Раз приходим в летную столовую – у официанток лица зареванные. Оказалось, пока самолеты были не готовы к бою, полк почти не летал и потерь не было. А вылетели на отремонтированных-то машинах, вступили в жестокий бой и многие не вернулись. Война!»
Но были на фронте и веселые моменты. Сегодня Ростислав Фабиович со смехом вспоминает, как на Курской дуге летал не в гимнастерке даже, а в обычной рубашке, зная, что военные начальники ему не указ, ведь он числился пилотом ГВФ. Ох уж это гражданская вольница! Зато штурман в экипаже был в звании полковника и когда у него спрашивали: «В каком чине этот пижон в рубашке?», отвечал: «Командир у меня рядовой не обученный». Ему не верили, и не одна бутылка коньяка, выигранная на спор, была ими потом выпита. Ведь в военном билете Р.Ф. Фариха в самом деле было написано: «рядовой не обученный. Летчик-испытатель».

Лед треснул. Ворон оказался в полынье.
Так, в постоянных полетах проходили годы. Отгремела война. Наступил год 1948-й, ставший для семьи Фарих роковым – ее «накрыла» волна репрессий, в народе именуемая «черчиллевской», ведь она была вызвана речью премьер-министра Великобритании в Фултоне. Тогда он объявил «холодную войну» Советскому Союзу, а «горячие головы» в СССР с рвением кинулись искать новых шпионов и пособников империализма.
Семейство Фарих оказалось за решеткой почти в полном составе – сам Фабио Брунович, его жена и сын. На свободе остались лишь престарелая мать и брат – Бруно.
Обвинение Фариху было предъявлено нелепейшее. Бывший его одноклассник и сосед, сын известного до революции книгоиздателя Сабашникова, Кирилл донес, что Фарихи – немцы, и в октябре 1941-го года не эвакуировались из Москвы, потому что ждали фашистов, хотели помогать им.
А ведь Фарихи давно уж не вспоминали о своих немецких корнях. Во всех анкетах писались только русскими, разделяя мнения великого В.И. Даля, который говорил, что человек волен причислять себя к той национальности, на языке которой он думает, а Фарихи думали по-русски! Но, надежда на русское «авось» рухнула.
Статья № 58 «через 19», т.е. по пункту 19.1.а – «пособничество и измена родине». Фабио Брунович получил 25 лет лагерей. Жена и сын – по 10. Долгих пять месяцев просидели на Лубянке в том самом здании, что до революции принадлежало страховому обществу «Россия». Теперь оно было перестроено и здесь царили иные порядки. Горько шутили заключенные: «Был Госстрах, а стал Госужас».
К счастью из лагерей семья Фарих вернулась в том же составе. Это было в 1954-м. Пришел поздравить Ф. Фариха с возвращением и тот, кто на него донес. Фабио Брунович много говорить не стал. Просто спустил подлеца с лестницы.
Давнишний друг Фариха – Марк Иванович Шевелев – начальник полярной авиации, помог с восстановлением на работе, но здоровье у Фариха-старшего было уже не то. Скоро он ушел на пенсию.

Белый ворон.
А вот сын Ростислав с несправедливостями судьбы мириться не собирался. Считал так: если я виноват – должен «досидеть» свои десять лет. Если нет, пусть реабилитируют и восстановят на летной работе.
До сих пор помнит Ростислав Фабиович фамилию работника ЦК КПСС, который выслушал и понял – Редькин его звали. Позвонил он в министерство авиационной промышленности (МАП), попросил разобраться. И здесь Фариху-младшему повезло. Спросили: «А прошел ли ты медицинскую комиссию?» Недавний зека испугался – лагерь здоровья не добавляет. Но зам. нач. отдела кадров Перерва заверил: «Да прошел он, прошел. Будьте спокойны».
Так, Фарих-младший вернулся в небо. Вскоре обрел и свое семейное счастье. Его женой стала бывшая одноклассница Леночка. Когда-то Ростислав был шафером на ее свадьбе. Но жизнь что-то не заладилась – осталась Елена с дочкой Оленькой. Они были первыми, к кому пришел Фарих-младший после возвращения из лагеря. А потом в молодой семье Фарих случилось прибавление – родился сын Михаил. В это время Ростислав уже был летчиком-испытателем на знаменитой КЛИБ (Кратовской летно-испытательной базе), которую возглавляла легендарная В.С. Гризодубова…

Мудрость ворона.
Наверное, летчик Фабио Фарих мог попенять на несправедливость судьбы. Не раз обстоятельства складывались так, что не получал он заслуженных наград за свои славные дела, не единожды «обходила» его и золотая звездочка Героя. Но… Сегодня, вспоминая всю непростую жизнь своей семьи, Ростислав Фабиович говорит: «Мы к славе научились относится спокойно. Помню, был у нас в Филях на 22-м заводе летчик Моисеев. У него за Гражданскую войну пять орденов Красного Знамени было. Да что-то не сработался с начальством. Ушел с завода и открыл лавочку с вывеской: «Сапожник Моисеев», а все свои награды в витрине выставил, как гарантию качества.
Я видел в лагере людей опустившихся, с радостью облизывающих тарелки. Видел очень ожесточенных – украинских бандеровцев, прибалтийских «зеленых братьев». Сам всегда носил нож в кармане. Но я знал, что и здесь надо себя поставить, сохранить человеческое достоинство. Тогда и зека и начальство с уважением будут относиться. Я потому и брился ежедневно, и даже старался выискивать небольшие лоскутки белой ткани – на свежие подворотнички.
Много несправедливости было, но много и по-настоящему человечных поступков повидал. За воспоминания о жизни при царе-батюшке отбывал вместе со мной срок один царский офицер. Он на хлеборезке работал и лишний кусочек хлебца или сахара мне старался отдать, ведь я среди зеков самым молодым был. А я хлеб на табак выменивал. Как же он меня отругал, когда узнал!
А еще помню, как я на этапе сахар-песок делил и осталась кучка небольшая. С нами в вагоне женщину с ребенком везли и этот сахар я, со всеобщего согласия, ей отдал. Никто не возмутился, хотя все голодные были.
Не хочу вспоминать плохого. Знаю, надо оставаться человеком даже оказавшись в нечеловеческих условиях. Я зла ни на кого не держу. Нет и на судьбу обиды!»
Вложения
Статья о Фарихе в журнале Гражданская авиация №8 _2006.pdf
(733.24 КБ) 312 скачиваний
Над планетой людей...

GENNADIJ
SAONовец со стажем
Сообщения: 137
Зарегистрирован: 29 янв 2009, 00:29
Член АОПА-Россия: Нет
Откуда: Украина
Контактная информация:

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение GENNADIJ » 18 фев 2012, 14:49

А Вы знаете , коллеги , сегодня нашел упоминание о Фарихе , и все читал о нем ))) Потом на наш ФОРУМ привела стезя поисковика )))
Выложу пару фото , из тех что я нашел

фото 1

Фарих Фабио Брунович

фото2
Команда авиатехников
готовит самолет Р-5
№ Л-736 летчика Ф. Б. Фариха
к перелету на о. Вайгач, 1932 г

фото 3

Пилоты Ф. Фарих и Д. Вершинский
на о. Рудольфа, 1937 г.

фото 4
Пилот Ф. Б. Фарих (слева)

фото 4

Ф. Б. Фарих
Вложения
08.jpg
08.jpg (21.35 КБ) 5267 просмотров
Farikh1.JPG
Farikh3.JPG
Farikh2.JPG
Farikh2.JPG (10.43 КБ) 5273 просмотра

GENNADIJ
SAONовец со стажем
Сообщения: 137
Зарегистрирован: 29 янв 2009, 00:29
Член АОПА-Россия: Нет
Откуда: Украина
Контактная информация:

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение GENNADIJ » 18 фев 2012, 23:28

Интересная ремарка, сегодня нашел :
Отец начинал как генетик, учился у Николая Кольцова, но потом стал журналистом, и уже корреспондентом “Правды” в тридцать седьмом году участвовал в первом зимнем трансарктическом перелете Москва — Уэлен (крайняя западная точка Чукотки и вообще Евразии) — Москва. Туда летели через Красноярск и Колыму, обратно — вдоль всего побережья Ледовитого океана до Архангельска, а затем в Москву. В экспедиции, как это и бывает обычно, практиковалось естественное распределение обязанностей. Отец писал не только за себя, но и за всех остальных, так как каждый из членов экипажа тоже числился корреспондентом какой-то большой газеты.

После остановки на Чукотке они, если все будет в порядке, должны были лететь дальше, на Всемирную выставку в Америку, в город Портленд. Командир их экипажа Фабио Брунович Фарих был настолько знаменит в Америке, что еще долго после этой, так и не добравшейся до САСШ экспедиции там выпускались сигареты, которые так и назывались: “Фарих”. Они прошли весь маршрут, когда недалеко от Уэлена в воздухе у них поломался один из моторов. Сели они чудом. Но настоящим чудом отец считал не посадку, а поломку самолета, так как, долети они до Портленда, их по возвращении расстреляли бы как американских шпионов.

В Архангельске — конечной точке своего арктического перелета — они были встречены как герои, все получили ордена, день за днем шли банкеты и чествования. Банкеты им скоро осточертели, идти надо было в надетых на голое тело кухлянках: в жарко натопленной зале сидеть в таком костюме — мука. Когда командир самолета, идя на очередной прием, не позвал отца, тот был только рад. Но когда его не взяли и на второй, и на третий, он удивился, обиделся и потребовал объяснений. Командир молча указал на толстую пачку вскрытых писем, лежавшую у него на тумбочке, повернулся и вышел.

В пачке было около восьмидесяти адресованных отцу посланий: тридцать от брошенных детей, сорок от жен и девять от матерей (его газетный псевдоним — Шаров — был весьма распространенной фамилией). Каждый из корреспондентов носил ту же фамилию, что и он, каждый верил, что он их отец, муж или сын, молил забыть все плохое и вернуться обратно. Письмо одной из жен было так прекрасно, что отец до конца своих дней жалел, что к ней не поехал. Когда команда возвратилась с банкета, отец сказал им: “Хорошо, вы могли поверить, что я бросил тридцать детей, сорок жен, но как я мог бросить девять матерей?” Командир, еще не протрезвевший после банкета, долго раскачивался с носка на пятку и обратно, потом наконец нашел точку равновесия и, указывая на отца пальцем, медленно произнес: “Достаточно и одной…”.


http://magazines.russ.ru/znamia/2009/10/sh11.html

Andrey Ivanov
Гуру
Сообщения: 1243
Зарегистрирован: 25 мар 2008, 14:01
Член АОПА-Россия: Да
Откуда: Москва, аэродром Тушино
Контактная информация:

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение Andrey Ivanov » 13 май 2013, 13:40

Майский номер журнала "Смена" за 1934г
0_9c9db_4c2dd732_XXL.jpg

0_9c9dc_b62d1bc9_XXL.jpg

Misha
R.I.P.
Сообщения: 9746
Зарегистрирован: 13 ноя 2007, 08:59
Член АОПА-Россия: Да
Откуда: Москва

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение Misha » 08 июн 2013, 03:06

Вот такая фигня... Из песни слова не выкинешь...

http://www.polarpost.ru/forum/viewtopic.php?f=8&p=46731
В критической ситуации ты никогда не воспаришь на уровень своих ожиданий - ты неизбежно провалишься на уровень своей натренированности (с)

Misha
R.I.P.
Сообщения: 9746
Зарегистрирован: 13 ноя 2007, 08:59
Член АОПА-Россия: Да
Откуда: Москва

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение Misha » 16 янв 2014, 21:43

Воркутинский пограничный комэска Сережа Кирюшкин (с которым мы в Арктике были) недавно садился в "дедовской " деревне. Местные жители почему-то отдали ему откопанную из-под снега вывеску аэропорта. Теперь он привез ее в Воркуту и ждет случая передать мне (что я с ней делать буду?)

Вот, фото прислал...
Вложения
ImageUploadedByTapatalkHD1389894180.288545.jpg
ImageUploadedByTapatalkHD1389894180.288545.jpg (37.16 КБ) 4455 просмотров
ImageUploadedByTapatalkHD1389894165.739244.jpg
ImageUploadedByTapatalkHD1389894165.739244.jpg (45.84 КБ) 4455 просмотров
В критической ситуации ты никогда не воспаришь на уровень своих ожиданий - ты неизбежно провалишься на уровень своей натренированности (с)

ЛОДОЧНИК
Почетный SAONовец
Сообщения: 4017
Зарегистрирован: 12 окт 2008, 00:11
Член АОПА-Россия: Да
Откуда: деревня Ватулино

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение ЛОДОЧНИК » 16 янв 2014, 22:02

Миша надо рассмотреть вопрос присвоения одному из наших аэродромов имени деда.
Организовать там небольшой фотомузей и повесить вывеску. Думаю, что лучший памятник это действующий памятник.
А тебя, когда ты станешь совсем больным и хромым будем туда привозить и показывать детям (взрослым можно за деньги), ну как внука Экзюпери в Кудиново показывали :D
Я все хочу, мне все здесь надо!
В этой жизни есть простое правило, пусть лучше будет маленький, но свой!

Аватара пользователя
rubaga
Гуру
Сообщения: 1972
Зарегистрирован: 23 июл 2011, 03:22
Член АОПА-Россия: Да

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение rubaga » 16 янв 2014, 22:38

ЛОДОЧНИК писал(а):Миша надо рассмотреть вопрос присвоения одному из наших аэродромов имени деда.
Организовать там небольшой фотомузей и повесить вывеску. Думаю, что лучший памятник это действующий памятник.
А тебя, когда ты станешь совсем больным и хромым будем туда привозить и показывать детям (взрослым можно за деньги), ну как внука Экзюпери в Кудиново показывали :D


Это план! Особенно про показывать Мишу за деньги.

А пока видимо созрел полет за вывеской?

владислав74
SAONовец со стажем
Сообщения: 891
Зарегистрирован: 23 фев 2009, 18:22
Член АОПА-Россия: Да
Откуда: ULAM

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение владислав74 » 17 янв 2014, 00:39

Это я сказал обязательно найти и при случае передать.Сам был там позапрошлой зимой: сказали была где то но под снегом не найти,летом обязательно найдем.
Два года прошло...
Хочу летать к друзьям и иногда туда, где можно найти себя самого, чтобы никто не мешал, максимум, чтобы мешали те, кто дороги и хочется чтобы они мешали всегда.(с)

Аватара пользователя
Алексей 2
Президент ФОС
Сообщения: 3152
Зарегистрирован: 30 июн 2007, 07:36
Член АОПА-Россия: Да
Откуда: Москва
Контактная информация:

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение Алексей 2 » 17 янв 2014, 03:40

rubaga писал(а):
ЛОДОЧНИК писал(а):Миша надо рассмотреть вопрос присвоения одному из наших аэродромов имени деда.
Организовать там небольшой фотомузей и повесить вывеску. Думаю, что лучший памятник это действующий памятник.
А тебя, когда ты станешь совсем больным и хромым будем туда привозить и показывать детям (взрослым можно за деньги), ну как внука Экзюпери в Кудиново показывали :D


Это план! Особенно про показывать Мишу за деньги.

А пока видимо созрел полет за вывеской?

А вывеска в вертолёт влезет?

Pol2
SAONовец со стажем
Сообщения: 246
Зарегистрирован: 31 янв 2010, 17:45
Член АОПА-Россия: Да
Откуда: Красноярский край

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение Pol2 » 17 янв 2014, 08:28

ЛОДОЧНИК писал(а):Миша надо рассмотреть вопрос присвоения одному из наших аэродромов имени деда.
Организовать там небольшой фотомузей и повесить вывеску. Думаю, что лучший памятник это действующий памятник.

Абсолютно правильное предложение. Это не только Ваша семейная история - это и наша история. Без преувеличения скажу - национальное достояние Российской (Советской) авиации.

Misha
R.I.P.
Сообщения: 9746
Зарегистрирован: 13 ноя 2007, 08:59
Член АОПА-Россия: Да
Откуда: Москва

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение Misha » 17 янв 2014, 09:47

Pol2 писал(а):
ЛОДОЧНИК писал(а):Миша надо рассмотреть вопрос присвоения одному из наших аэродромов имени деда.
Организовать там небольшой фотомузей и повесить вывеску. Думаю, что лучший памятник это действующий памятник.

Абсолютно правильное предложение. Это не только Ваша семейная история - это и наша история. Без преувеличения скажу - национальное достояние Российской (Советской) авиации.


Спасибо, товарищи. Осталось решить - Шереметьево или Внуково? :mrgreen:
В критической ситуации ты никогда не воспаришь на уровень своих ожиданий - ты неизбежно провалишься на уровень своей натренированности (с)

ЛОДОЧНИК
Почетный SAONовец
Сообщения: 4017
Зарегистрирован: 12 окт 2008, 00:11
Член АОПА-Россия: Да
Откуда: деревня Ватулино

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение ЛОДОЧНИК » 17 янв 2014, 15:57

Misha писал(а):
Pol2 писал(а):
ЛОДОЧНИК писал(а):Миша надо рассмотреть вопрос присвоения одному из наших аэродромов имени деда.
Организовать там небольшой фотомузей и повесить вывеску. Думаю, что лучший памятник это действующий памятник.

Абсолютно правильное предложение. Это не только Ваша семейная история - это и наша история. Без преувеличения скажу - национальное достояние Российской (Советской) авиации.


Спасибо, товарищи. Осталось решить - Шереметьево или Внуково? :mrgreen:

Шереметьево с Внуковым мы присвоим имена Димы и Вовы.
Я все хочу, мне все здесь надо!
В этой жизни есть простое правило, пусть лучше будет маленький, но свой!

Andrey Ivanov
Гуру
Сообщения: 1243
Зарегистрирован: 25 мар 2008, 14:01
Член АОПА-Россия: Да
Откуда: Москва, аэродром Тушино
Контактная информация:

Re: Покорение Арктики, Фарих, 30-е годы

Сообщение Andrey Ivanov » 17 янв 2014, 16:05

ЛОДОЧНИК писал(а):
Спасибо, товарищи. Осталось решить - Шереметьево или Внуково? :mrgreen:

Шереметьево с Внуковым мы присвоим имена Димы и Вовы.[/quote]

Т.е. теперь именами руководителей региональных отделений РАОПА буду называться аэропорты? С какого числа будет переименования (в maps.aopa.ru нужно не забыть поправить)
Домодедово предлагаю присвоить имя Александра. Он ведь один из немногих, кто оттуда летал. :-)


Вернуться в «Фотоальбомы, видео, отчёты»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 4 гостя